Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 355
Menu
Главный редактор газеты "Саратовский репортёр" Сергей Михайлов. Телефон: +7-929-77-688-77

Иудушка или адвокат особого назначения

3 июля 2007 года на сайте ird.ru, за подписью Сергея Перепеченова была опубликована заметка «Строительные бои в Саратове». Заметка начиналась следующим посылом: « Сегодня 3 июля днем нашему местному корреспонденту позвонила Елена Леандровна Сергун, живущая на «Храмовском взвозе». Она попросила обзвонить кого можно и приехать, поскольку в очередной раз пришли строители копать коллектор (с прошлого года было затишье) как раз на месте где находили человеческие останки из инфекционных могил. Вечером состоялся сход жителей. По итогам собрания было принято решение завтра с утра противостоять строительству». Отметим, что Елена Сергун, в то время проживала рядом с местом предполагаемой стройки и представляла местный СТОС (Совет территориального общественного самоуправления) в качестве адвоката.

Название заметки «Строительные бои…» оказалосось пророческим. Видимо в какой-то момент горячая испанская кровь, текущая в жилах Сергун бросилась ей в голову, и она направила свою роскошную «Вольво» на оппонентов. Как следует из справки по дорожно-транспортному происшествию, оказавшейся в распоряжении редакции, двое ее оппонентов Михаил Панкратов 1970 г.р и Сергей Поляков 1972 г.р. обратились за помощью в 1-ю городскую больницу. При этом Панкратов был госпитализирован.

Это происшествие не имело серьезных юридических последствий для Сергун. Договорились с потерпевшими или просто замяли, точно не известно. Да и в общем то неважно это. Потому, что описанный эпизод не характерен для адвоката Сергун. Обычно она действует не напролом и наездом, а тонко и изощренно. Поэтому и бывает востребована.

Ее университеты

Примерно через год после описываемых событий Сергун начала сотрудничество с СГУ. Елена Леандровна представляла интересы университета в процессах, инициируемых сотрудниками исторического факультета, протестующих против сокращений и реорганизаций. Сначала сотрудничество СГУ с адвокатом было оформлено как работа по договорам. Просочившиеся в прессу сведения об одном договоре вызвали много пересудов в университетской среде. Сумма в полмиллиона рублей за период работы в один месяц произвела впечатление на профессорско-преподавательский состав, традиционно для СГУ не избалованный высокими окладами.

Однако скоро Елена Леандровна переходит в штат СГУ и становится начальником правового управления, а потом под ее руководство переходит еще и управление кадров. Что и говорить, Сергун умеет внушить окружающим мысли о своей незаменимости. Сотрудники из тогдашнего окружения ректора СГУ Леонида Коссовича рассказывают о способах повышения своей значимости Еленой Леандровной в глазах шефа.

Не секрет, что 2007-2008 годы прошли для Коссовича под как годы борьбы с мятежным истфаком и его бывшим деканом Велиханом Мирзехановым. С последним Сергун часто встречалась в суде. Елена Леандровна умудрилась внушить Коссовичу мысль, что ее профессиональная деятельность так встала Мирзеханову костью в горле, что он предпринял выпады криминального характера против нее лично. Она заверяла, что однажды обнаружила свою «Вольво», припаркованную как обычно на тротуаре у 10-го корпуса университета со спущенными колесами. Причем колеса, якобы были пробиты. При этом, ее хлопоты возле собственного авто среди белого дня с крыльца 10-го корпуса наблюдали Мирзеханов со своим бывшим заместителем Абакумовым, злорадно посмеивались. При этом другие сотрудники СГУ, ставшие свидетелями и участниками этого небольшого происшествия рассказывают совсем другую версию. Однажды Елена Леандровна подъехав к университету обнаружила. Что одно колесо ее машины приспущено. Тогда она обратилась к заведующему университетским гаражом, а тот прислал дежурного водителя. Водитель, поменял одно колесо, при этом не обнаружив никаких видимых порезов или демонических оппонентов, злорадствующих поблизости. Обыкновенное бытовое происшествие. Но какую красивую историю можно преподнести. Уж что-что, а завоевывать доверие Сергун умеет. Кстати ее таланты только этим не ограничиваются. Доверие она превосходно умеет конвертировать во что-то более материальное.

Предательство

9 июля 2010 года в газете «Наша версия» появилось интервью Сергун «Защита Карро Примо». Это очень примечательное интервью как по содержанию, так и по истории его появления.

Прежде всего – это единственное интервью, которое Леонид Фейтлихер брал лично. Вообще Леонид Натанович в собственную газету статьи пишет редко. А тут вдруг интервью, да и кого? У руководителя одного из управлений, одного из саратовских вузов. С чего бы это? Разгадка кроется в тексте. Один из вопросов Фейтлихера звучал так: « Вам не интересно, почему именно я согласился с вами побеседовать?». Вообще то инициатором интервью почти всегда выступает журналист. За исключением заказных, оплаченных интервью. Но это явно не тот случай. Значит Сергун попросила взять у нее интервью у враждебно настроенной к университету газеты. Во всяком случае, на упомянутый вопрос Фейтлихера она коротко ответила: «Интересно», а не возразила например: «Это меня попросили, и я согласилась».

Какую же пользу для Сергун могло иметь это интервью? В опросы интервьюера характеризуют его как человека, настроенного критически к руководству СГУ. Собственно это Фейтлихер особенно и не скрывает. А из ответов Сергун можно сделать вывод, что она стоит на позициях сотрудника отстаивающего честь своего учреждения полностью солидарного с руководством. На вопросы в отношении партийной принадлежности Коссовича даны достойные ответы. То есть она еще и шефа своего защитила. Молодец Елена Леандровна, сама организовала нападки, сама защитила! Блестящий пиар. Отличный тактический ход! Правда, в стратегическом смысле обернулся проигрышем.

Весной следующего года «Наша версия» начала раздувать скандал по поводу незаконной передачи 13-го корпуса СГУ под офис «Единой России». Статьи поэтому поводу печатались в каждом номере, причем в них имелись ссылки на документы, которые могли быть только у хозяйствующих субъектов: университета или регионального отделения партии. Вероятно, озабоченность утечкой информации появилась у руководства обеих сторон. И вот 6 мая 2011 года в «Нашей версии» появляется статья Тимофея Бутенко «Кто сливает СГУ». Бутенко выдвигает несколько версий об источниках утечки информации. Если бы редакция «Нашей версии» захотела бы раскрыть источник, тона бы его раскрыла. Но, похоже, эта статья имела противоположную цель – защитить источник. В своей статье Бутенко перечисляет ряд «подозреваемых» могущих по его мнению быть причастными к «сливу» информации. С учетом того, что Тимофей был чуть ли не единственным автором писавшим на эту тему и опубликовавшем о злощастном 13-корпусе около десятка статей, он не мог не знать источник (или источники) информации. Поэтому сами рассуждения на тему «Кто бы это мог быть?» выглядят издевательскими по форме. А по сути, эта статья похоже на операцию прикрытия агента. Итак, кого же Бутенко зачислил в «подозреваемые»: ректоров саратовских вузов Сергея Наумова, Сергея Суровова, Николая Кузнецова, Владимира Динеса. Из сотрудников СГУ Тимофей называет начальника пресс-службы университета Ольгу Тяпкину и Сергун. Кроме того, в список «подозреваемых» в сливе компромате у Бутенко попали «юрист местных единороссов» Лариса Кузнецова и …Вячеслав Володин. Последний был упомянут, надо думать, в порядке стеба. Причем если про всех остальных автор статьи пишет в тоне «мог быть этот», то про Сергун –« могла бы быть, но точно не она». Журналист враждебно настроенной против руководства университета газеты явно защищает начальника управления от возможных подозрений ее начальства: «Например, в упомянутом выше интервью под заголовком «Защита Карро Примо» («Газета Наша Версия», № 26 (83) от 9 июля 2010 года) Елена Леандровна выступает не в роли перебежчика, а в роли человека, отстаивающего свою позицию. И позиция эта очень совпадает с интересами руководства вуза. Наше издание всегда радо таким людям, которые не боятся защищать какую-то точку зрения, приводя весомые аргументы, но едва ли эту словесную дуэль между Фейтлихером и Сергун можно считать началом «особых» взаимоотношений». С последним тезисом автора нельзя не согласиться. Не как не началом «особых» взаимоотношений. Скорее продолжением. Как аргумент против того, что Сергун может быть источником слива Бутенко приводит отсутствие мотивов: «И опять же, не прослеживаются мотивы, хотя способов добыть информацию у этого «подозреваемого», наверное, даже больше, чем у Наумова». Тут Бутенко демонстрирует наивность неприемлемую даже для начинающего журналиста. Можно подумать, что он живет на облаке, про деньги ничего и не слышал, а сам в газете принадлежащей магнату за «спасибо» трудится. Вобщем перестарался Тимофей. Если у людей следящих за ситуацией и были какие то сомнения по этому вопросу, то скоро они развеялись.

Летом 2011 года Фейтлихер направил в адрес президента РФ Дмитрия Медведева, генерального прокурора Юрии Чайки и руководителя СК Александра Бастрыкина обращения о готовящейся над ним расправе. Поводом послужило высказывание Александра Ландо о Фейтлихере. Газета «Наша версия» и ее сайт с новостной лентой неоднократно возвращались к этому событию. Например, на сайте «Нашей версии» 4 июля 2011 года появилась статья, которая описывает, как и при каких обстоятельствах Александр Соломонович допустил высказывание о необходимости «посадки» Леонида Натановича. После того, как «Наша версия» раздула скандал о незаконности пребывания СРО ВПП «Единая Россия» в 13 корпусе СГУ, руководители этих учреждений вместе со своими юристами собрались на рабочую встречу для обсуждения насущных проблем. Кстати эту встречу безымянный автор статьи называет «сходкой». Чувствуется влияние издателя, который сам увяз по пояс в 90-х и до недавних пор вел «терки» на «сходняках» с «парковкой братвой». Так вот автор дословно цитирует Ландо: "Пока Фейтлихера не арестуют и не посадят, так и будет продолжаться... Все началось с этого. С газеты... Они первые начали. Они это взбудоражили, как Герцен".

А теперь зададимся вопросом: кто из присутствующих на встрече принес с собой диктофон и вел аудиозапись и потом передал (или продал) ее Фейтлихеру? Для этого перечислим сначала всех участников встречи с их должностями на то время: спикер областной думы Валерий Радаев , его заместитель Марина Алешина, председатель думского комитета Александр Ландо, ректор СГУ Леонид Коссович, начальник управления правового и кадрового обеспечения СГУ Елена Сергун и Лариса Кузнецова, консультирующая единороссов по правовым вопросам. Первых четырех участников отметаем сразу. Это персоны, по отношению к которым Фейтлихер числит себя идейным противником. Надо думать, что они относятся к нему соответственно. Можно даже предположить, что высказывание Ландо не вызвало в их душах протеста, а лишь молчаливое согласие. Просто остальные оказались более сдержаны, чем Александр Соломонович. Остаются двое: Сергун и Кузнецова. Кто из них пришел с диктофоном догадаться не трудно.

Вор у вора дубинку украл

Прежде чем преступить к следующей части нашего повествования – небольшое юридическое отступление. В ходе рассмотрения дел по недостоверной информации и клевете в публикациях в СМИ суды зачастую выносят неправосудные решения. Имеются даже случаи привлечения журналистов к уголовной ответственности без достаточных на то оснований. Сложившая судебная практика в Саратове не позволяет полноценно реализовывать свободу слова. Поэтому, чтобы уберечь некоторых беспокойных граждан от хождений по судам, а судей от вынесения коррумпированных, неправосудных, решений в настоящей части статьи мы отступим от рассказа о нашей героине и ее пребывании в СГУ.

События, о которых пойдет речь, происходили в одном Поволжском вузе зимой 2012 года. В вузе, возглавляемом ректором (назовем его К.), проводился тендер на 180 млн. руб. Все финансовые вопросы в этом вузе курировала одна дама из ректората (назовем ее З.), которая давно уже фактически подменила собой ректора. З. в свое время пригласила в вуз на должность юриста свою знакомую (назовем ее С.) и добилась для нее немаленькой зарплаты. Что, впрочем, при ректоре с парализованной волей было сделать несложно. Так вот, З., полагая, что С. ей всем обязана и предана, дала ей поручение найти юридический повод устранить одну из фирм, участвующих в тендере и имеющую наибольшие шансы по выигрышу тендера. Это необходимо было сделать для того, чтобы расчистить дорогу для другой фирмы, готовой поделиться успехом. Но С. никаких мер не предприняла и тендер выиграла фирма, предложившая наилучшие условия. З. вызвала С. и потребовала найти юридические обоснования для признания результатов тендера. С. всегда беспрекословно выполнявшая поручения своей подруги-начальницы, вдруг заявила, что тщательно проанализировала все документы и не нашла ни малейшего повода для отмены результатов тендера. И только тогда, З. поняла, что С. изначально информировала фирму, победившую в тендере и делала это небескорыстно. Какие откаты сейчас практикуют в вузах автору точно неизвестно, но надо думать, что со 180 млн. сумма вышла немаленькая. К. и З. обрушились на С. со всем гневом людей считающих себя обворованными. Однако С. так просто увольняться не захотела. Скандал вышел немаленький, но обе стороны молчали об истинных его причинах.

Увольнение

Увольнение Сергун из СГУ сопровождалось скандалом в местной прессе. Наибольшее внимание этим событиям уделила газета «Наша версия», которой Сергун охотно давала комментарии. По станицам этой газеты можно определить как изменились убеждения Елены Леандровны всего лишь в течении года. Находясь в штате университета Сергун поддерживала точку зрения его руководства о том, что скандалы вокруг СГУ раздуваемые прессой спровоцированы определенными силами в том числе и по политическим мотивам. Приведем небольшой фрагмент ее беседы с Фейтлихером:

« -    Мы так и не выяснили, что за темные силы борются за финансовые потоки университета?

-    Я не хочу называть персоналии, потому что у разных людей и у разных структур здесь разные интересы. Общее одно: они хотят дестабилизации.

-    Но кто они? Откуда они? С Марса? А то получается, как при советской власти, - «темные силы капитализма не дают нам хорошо жить».

-    Нет. Не темные силы и не капитализма, к сожалению. Это люди, которые хотят смены ректора. Одни из них самым банальным, самым примитивным способом хотели бы занять место Коссовича. Еще есть люди, у которых движущим мотивом выступает неприязнь к «Единой России» и персонально к Володину…».(«Наша версия» от 09.07.2010)

Спустя 2 года, подобную точку зрения Елена Леандровна подвергает жесткой критике: «Игры в «чекистов» и «шпионов» можно объяснять комплексами, идущими из глубокого детства. Однако когда «игра» становится поклепом на людей, когда в целях оправдать собственные дела, ставшие объектом многочисленных проверок, рассказывают об «антигосударственных заговорах», а себя изображают «борцом за государственные интересы» и «веру», когда кричат о мифических «финансовых группах, рвущихся к власти», о «врагах православия» и их «агентах» на местах, она перестает рассматриваться как «забава закомплексованных дилетантов». («Наша версия» «Елена Сергун: «На свободе пока бродит полно жулья» №27 (181) от 13.07.2012 г.).

По этим же статьям можно проследить и как дрейфовали представления об этике Елены Леандровны. Фейтлихер дважды задавал ей вопрос о ее зарплате в университете, а она дважды уклонялась от ответов под предлогом того, что она может невольно может раскрыть секреты своих коллег:

«-    Резонно было бы спросить: за какую же зарплату вы так трудитесь?

-    Моя зарплата такая же, как у всех начальников управления.

-    Сколько?

-    Ну, я не буду говорить.

-    А что, это секретная информация?

-    Эта информация подпадает под закон о защите персональных данных. И я не могу разглашать заработную плату других сотрудников. А если назову свою зарплату, то соответственно разглашу еще и информацию о зарплате других начальников управлений».

Спустя два года Сергун рассказывая о своей зарплате уже говорит, что она соответствует зарплатем некоторых начальников управлений и за своих коллег больше не переживает: «После получения уведомления о моем предстоящем увольнении с 27 сентября с должностей начальника управления по правовому и кадровому обеспечению и начальника Центра экспертных исследований и оценки я оформила очередной отпуск с 9 по 25 июля и подписала с администрацией вуза соглашение о расторжении трудового договора с 26 июля с выплатой мне заработной платы за 3 месяца по обеим должностям. Сумма выплаты составила соответственно 312496 рублей и 32749 рублей.

Если кто-то вдруг озаботится размером выплаты, спешу успокоить, что моя зарплата не эксклюзив и полностью соответствует заработным платам некоторых других начальников управлений». Не сложно подсчитать, что в университете Елена Леандровна получала 115 тысяч в месяц. Коссович думал, что за эти деньги его подчиненная будет по крайней мере проявлять лояльность. Наивность – качество еще встречающееся у людей занимающих ответственные посты.

Судя по публикациям в СМИ, кроме выходного пособия Сергун прихватила с прежнего места работы массу документов. Зачем – остается только догадываться. В №3 журнала «Общественное мнение» было опубликовано продолжение большой статьи Александра Крутова «Саратовская епархия: люди, годы, грехи. Леонид Коссович как зеркало вузовской клерикализации». В своей статье Крутов подробно описывает передачу университетских помещений и земли под православные храмы и роль в этом процессе ректора СГУ. При этом одним из основных источников информации для него стала Сергун. Вот одна цитата из статьи: «Основанием для такого вывода стало изучение увесистой папки документов, недавно полученных мною от бывшего начальника управления по правовому и кадровому обеспечению СГУ Елены Сергун. Копии документов, которые по моей просьбе подобрала Елена Леандровна, касались процессов ползучего внедрения православных структур в жизнь и деятельность крупного федерального государственного образовательного учреждения, каковым выступает СГУ. При этом Елена Леандровна особо подчеркнула: «Хочу отметить, что процесс клерикализации СГУ был одним из вопросов, по которому я занимала очень жесткую позицию и не скрывала ее ни от Коссовича, ни от Лонгина, ни от Небалуева, ни от прокуратуры. Более того, весь этот пакет документов направлялся при проверках в Минобрнауки и в областную прокуратуру. Так что является публичным и никаких секретов из себя не представляет».

Обращает на себя внимание слова «увесистая папка документов» и «копии документов, которые подобрала по моей просьбе…». Это сколько надо было документов с собой прихватить, чтобы только подбор по одной тематике составил увесистую папку? А главное зачем? Чтобы шантажировать своего бывшего шефа? Сама же Елена Леандровна считает, что служебная переписка СГУ с Министерством образования и науки прокуратурой является публичной. Странное заявление для дипломированного юриста. Видимо смещение моральных рамок деформировало и профессиональные качества.

Адвокат на доверии

Впрочем, некоторые руководители умудряются сохранить лояльность и преданность подчиненных им лиц и за меньшую зарплату и в более критических обстоятельствах.

В мае прошлого года было возбуждено уголовное дело в отношении директора фирмы «Аркада» Марины Шуляк. 25 мая на сайте «Нашей версии» было опубликовано обращение Шуляк к руководителю СК прокуратуры Саратовской облавсти Николаю Никитину. В обращении она описывает, что после задержание на нее оказывалось давление с целью получить показания в отношении некоторых учредителей фирмы «Рим». В частности Шуляк пишет, что некий полицейский чин: «Кричал назови кого хочешь или Фейтлихера, Гуся, Хохла. Если нет, то ты получишь самый большой срок, "я уж постараюсь».

По мнению некоторых осведомленных сотрудников полиции, Шуляк в «Аркаде» отводилась роль зиц-председателя. Это кстати, не исключает того, что уголовное дело по заявлению потерпевших было возбуждено законно. Вопрос в том – кто будет обвиняемым. Некоторые из лиц, фактически руководившие ее деятельностью находятся сейчас за границей. Однако не оставляют надежду вернуться. Поэтому разговорчивость Шуляк им невыгодна. Интересно, что Шуляк сначала защищала адвокат Фейтлихера Елена Кобзаренко. Однако спустя некоторое время ее сменила Сергун, отличающаяся не только выдающимися профессиональными качествами. Но и умением вызывать доверие. Сергун развила бурную деятельность: написала несколько жалоб и ходатайств, выступила в СМИ.

Имеются сведения, что в некоторые люди в окружении Шуляк убеждают ее, что при такой защите дело будет прекращено до суда. А в крайнем случае все кончится оправдательным приговором. Возможно, поэтому Шуляк решила молчать до конца. До приговора.

Эта позиция выгодна прежде всего тем, кто из безопасной заграницы напряженно наблюдает за событиями в Саратове, консультирует, советует, обещает… А после приговора разговорчивость Шуляк перестанет быть предметом беспокойства учредителей «Рима». Вне зависимости от того будет приговор оправдательным или обвинительным.

Что же касается уголовного дела, то практикой проверено – там где в дело вступила Сергун, клиент может быть спокоен. Вопрос только в том кто ее клиент?

Кстати недавно стало известно, что Елена Леандровна взялась защищать Ларису Абрамову обвиняемую в мошенничестве. Пикантность ситуации заключается в том, что акционером потерпевшей стороны (ЗАО «Астория») является Александр Бурдавицын, которого молва связывает дружбой с Фейтлихером. То есть, Сергун будет одновременно в двух процессах выступать в интересах своего покровителя и против. Наверно беспринципностью это назвать нельзя. Просто нужда заставила, или проявление гибкости.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх