Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 355
Menu
Главный редактор газеты "Саратовский репортёр" Сергей Михайлов. Телефон: +7-929-77-688-77. Почта: rsar@bk.ru

Нетрадиционные политические ориентации Энгельсской оппозиции

С каждым днём политическая картина становится более пёстрой и непонятной, что в глазах рябит и не улавливается смысл происходящего. В определенных «кругах» такое состояние называется «вертолет». Пьянит людей свобода, а с ней жажда денег и власти.

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Некоторые скороспелые местечковые «политики» в своем стремлении к захвату власти, порой доводят ситуацию до абсурда, вызывая у людей понимающих бурю эмоций – от недоумения до гомерического хохота!

За последнее время на земле Энгельсской «отметилось» новое поколение политических игроков. К числу наиболее рьяных, одиозных и стремящихся любыми путями к известности, можно отнести молодых представителей различных направлений – это, пожалуй, Павел Селезнев (районный депутат от КПРФ), предприниматель Александр Чуприков («РПР-Парнас»), ну и «общественник» Александр Черекаев….

Особенно интересны первые два персонажа. Преследуя каждый свои идеалы и принципы (напомню, что это коммунизм и либерализм - движения, находящиеся в патологическом антагонизме), они громко заявляют о себе, о готовности реально потрудится на политической ниве, несут в массы партийные идеи (каждый свои) и заражают всех верой в свою искренность и преданность делу.

Что же на деле? Г-н Чуприков, к примеру, является членом Участковой избирательной комиссии избирательного участка № 1824 с правом решающего голоса, и направлен он туда не своей любимой «РПР-Парнас» в которой он, согласно данным по выборам в Саратовскую областную Думу, является Членом Совета регионального отделения, а местным отделением Коммунистической партии РФ….. Ну какая связь спрашивается?.... Мало того, он же, Чуприков, является помощником депутата районного собрания Селезнева, ранее упоминавшегося, как лидер местных коммунистов. Интересное разнообразие ориентаций «в одном флаконе», а может быть это как у Владимира Семеновича Высоцкого – «жираф влюбился в антилопу»? Реальная толерантность в действии, как говорится….

Версии такого союза две. Первая – версия подчинённости (всё-таки коммунист Селезнёв является начальником Чуприкова, как своего помощника) уходит своей историей в передачу «Поединок» у Соловьева («Россия-1″): «Левая идея против волчьего либерализма». В теледуэли тогда Геннадий Зюганов (КПРФ) победил Владимира Рыжкова (РПР-Парнас) со счетом 56 755 на 23705.

Видимо, сходились они на «бой» не на просто так, поэтому победа Зюганова переместилась в регионы и теперь лидеру энгельсских «белоленточников»-парнасовцев Чуприкову приходится отрабатывать помощником у местного коммуниста Селезнёва.

Версия вторая – банальные деньги – финансово состоятельный предприниматель Чуприков «поддержал» финансово несостоятельного коммуниста Селезнёва, чем заслужил статус «помощника депутата».

Нельзя не заметить, в этой связи, так называемого «общественника Черекаева», как сам он себя окрестил. Начальник управления по работе с крупными проектами Центра банковского страхования ОАО СК «Альянс» со своими многотысячными доходами, живя и работая в столице нашей Родины, он вдруг ни с того ни с сего вспомнил о малой родине, бросил в Москве все дела и приехал бороться за «ущемленные» права граждан, перемещающихся через автомобильный мост «Саратов-Энгельс». Попытался Черекаев организовать перекрытие моста, покрасил две с половиной ямы на асфальте краской (хотел заделать видимо), теперь намерен раздавать голубые ленты автолюбителям, чтоб те их повязывали в знак протеста против чего-то. По его мнению, энгельсские автомобилисты «настолько суровы», что готовы повязать на свои авто вызывающе голубые ленты. Без реализации этой идеи крупный бизнесмен Черекаев не видит другого смысла в жизни.

Я думаю, что мода на «нетрадиционную политическую ориентацию» не может привести ни к чему конструктивному в принципе. Принимая людей за стадо, и пытаясь навязать ложные идеалы, недобросовестные люди делают себе политическую карьеру. Страшно!

Подробнее ...

Александр Хинштейн: «Я не буду послушным, спокойным и для всех удобным»

- Кем вы себя больше ощущаете – журналистом или чиновником?

- Я никогда не ощущал, не ощущаю и, надеюсь, не буду ощущать себя чиновником. Журналист – это профессия, и в этом смысле она не изменилась. Я воспринимаю себя человеком, которого жители уполномочили защищать их интересы. Я, если угодно, и адвокат самарцев, отстаивающий их интересы, и прокурор, поддерживающий обвинение на процессе. Но никак не чиновник. И я стараюсь строить свою работу именно не по чиновничьему принципу. Если бы я чувствовал себя чиновником и хотел работать как чиновник, я бы не открывал общественные приемные. Я бы не вступал в конфронтации с теми или иными недобросовестными руководителями.

Я бы не инициировал какие-то новые проекты. Зачем мне было бы все это нужно? Поверьте мне, нет ни одного вопроса, решение которого просто упало бы с неба, как спелый ананас. Каждое решение, которого я достигаю, требует огромного количества сил, здоровья, нервов, конфликтов. Вы думаете, что просто так федеральные ведомства берутся нам помогать в тех или иных вещах? Нет, конечно.

- Но другие-то этого не понимают?

- А другие не понимают, может быть, потому, что привыкли к другому стилю работы. Тут не приходится удивляться. Когда я избирался депутатом, я говорил об этом на всех встречах. О том, что именно так, как сейчас, я и буду работать. Что я не буду послушным, спокойным и для всех удобным. Хотя быть для всех удобным не составляет никаких сложностей. И сегодня я был бы первым другом всех генералов, ездил и разрезал ленточки, говорил дежурные слова, вручал поздравительные адреса, проводил прием в приемной Медведева, рассылал бы формальные запросы. После этого получал бы такие формальные отписки, и все были бы мной довольны. Но мне так работать неинтересно. Так работать я не хочу. Потому что люди, которые мне поверили, ждут от меня не формальных отписок, а конкретных решений. Каждый прием населения, который я провожу, сопровождается моими личными незамедлительными вмешательствами. Я в ходе приема сразу звоню тем или иным руководителям или главам и сразу на месте пытаюсь найти решение. Это совершенно не чиновничий подход.

Из интервью ПАСМИ («Первое антикоррупционное СМИ)

Полный текст интервью можно прочесть здесь  www.hinshtein.ru/3307

Подробнее ...

Михаила Лысенко должны были убить в СИЗО?

У этой статьи есть своя история. Вскоре после ареста Михаила Лысенко в редакцию пришло письмо по почте. В письме был текст статьи анонимного автора. В статье излагалась очень интересная версия событий вокруг ареста Михаила Лысенко. Основной смысл той версии сводился к выводу о том, что по замыслу заказчиков уголовного дела Михаила Лысенко, его должны были убить в СИЗО, и причем, практически сразу после вынесения обвинения по факту, якобы того, что Михаил Лысенко был заказчиком убийства вора в законе Балаша.

В те дни после ареста Лысенко только ленивый не писал на эту тему, и статья анонимного автора была отправлена мною в корзину.

Однако, в свете развития дальнейших событий, стало понятно, что версия, изложенная в той статье, оказалась наиболее вероятна к истине. Среди прочих гуляющих версий вокруг уголовного дела Михаила Лысенко, та, что я изложу ниже, сегодня выглядит как наиболее правдоподобная, и как практически, единственная из всех версий, которая адекватно объясняет все, что произошло с Михаилом Лысенко, что могло произойти и чего не произошло.

Сначала о двух мифах этого дела.

МИФ № 1

Якобы, уголовное дело Михаила Лысенко это следствие политического заказа. Мнение ошибочно и не имеет под собой никакой основы. Тем не менее, это наиболее распространенный миф, в который верят многие: глава города стал слишком самостоятельным, слишком самодостаточным, и слишком сильным. Потому, и «заказали». Это не так.

Заказ пришел не со стороны политиков, а со стороны, как я полагаю, отдельных высокопоставленных чинов из правоохранительных органов

Я не буду анализировать здесь политические события в Энгельсе, которые происходили после ареста Михаила Лысенко. Об этом тоже достаточно много сказано и написано. Скажу только, что события по выборам главы Энгельсского МО развивались спонтанно. И это, косвенно отметает версию политического заказа со стороны политических конкурентов Михаила Лысенко. Если было бы наоборот, то после ареста все проходило бы очень гладко, по заранее расписанному сценарию в кабинетах политиков.

Авторы уголовного дела Михаила Лысенко, повторю, не политики, а люди в погонах. Подоплека этого дела была и остается чисто экономической и основная цель «авторов» этого явно сфабрикованного дела - деньги Михаила Лысенко, его недвижимость, его активы.

МИФ № 2

Якобы, Михаил Лысенко был заказчиком убийства вора в законе Балаша. Заметим, эта версия легла в основу обвинительного заключения. Мы не будем здесь анализировать версию следствия. Полагаем, суд это сделает объективно и беспристрастно, опираясь лишь на факты.

Версия не выдерживает абсолютно никакой критики. Как в уголовном мире, так и в среде правоохранительных органов, прекрасно знают и понимают, кто был заказчиком, и кто был убийцей.

Версия, что заказчиком убийства Николая Балашова выступил Михаил Лысенко, красивая. В чем-то она даже выигрышная, потому что бьет в самое уязвимое место нашего российского менталитета. Раз богатый и успешный - значит обязательно бандит, преступник. Разве такого жалко? Раз хозяин города, как называли Михаила Лысенко, то он и решал все вопросы - от уборки города, до зачистки криминальных авторитетов. Такой вот вышел по версии правоохранительных органов энгельсский Дон Карлеоне. И народу нравится. Зажравшийся чиновник, миллионер. Конечно, такому чиновнику место только в тюрьме. Ну, а где большие деньги, как сказано в знаменитом романе «Крестный отец», там и большая кровь.

Но эта версия сама себя уничтожила. Сценаристы и авторы перемудрили и перехитрили самих себя. И вот почему.

Почему не убили Лысенко?

Уголовный мир, как бы мы к нему не относились, живет по своим сложившимся устоям, традициям и законам. Рыночное время, конечно, тоже наложило свой отпечаток на отношения в уголовной среде, но основные понятия и законы здесь остаются так сказать, незыблемыми. Один мой хороший знакомый, отсидевший в тюрьмах почти половину жизни, говорит так: «Для меня есть два святых слова: «вор» и «мама». Конечно, для человека с воли, такое высказывание звучит, по меньшей мере, странно. Но тот, кто сидел, понимает, о чем речь.

Что такое убить вора по беспределу? В среде уголовников, это значит, перейти самую последнюю грань, и того, кто поднял руку на святое, ждет неминуемая смерть. Это значит, того кто пошел на такое, рано или поздно, обязательно ответит за убийство вора. Таков закон воровского мира, несмотря на то, что традиции нивелирует время.

После убийства Балаша прошло долгих 15 лет. В то время, когда убили Николая Балашова, Михаил Лысенко работал директором кооператива, был депутатом. Если бы он и в самом деле являлся заказчиком того убийства, то он не слишком бы долго прожил. Не то, что целых 15 лет. Что-что, а в криминальной среде рано или поздно, тайное становится явным - криминальный «телеграф» работает без сбоев.

«Следствие» бандитов - это не Следственный комитет. У уголовников все гораздо конкретнее, то есть, эффективнее и объективнее. У них свой суд, своя система исполнение наказания. И принцип неотвратимости наказания в криминальной среде работает гораздо серьезнее, чем в правоохранительной системе России, где 90 процентов совершивших преступление не несут никакой реальной ответственности.

Вспомним, в Греции был застрелен некий Махоня, которого обвинили в организации убийства Япончика, а в Абхазии недавно застрелили Астика Сухумского, и это уже месть за убийство Деда Хасана.

Поэтому, версия, что заказчиком убийства вора Балаша был Михаил Лысенко, не выдерживает просто никакой критики. Наверняка сохранились и документы в архивах, и оперативные материалы по убийству Балаша. Живы и здравствуют и те сотрудники правоохранительных органов, которые работали по делу Балаша и по Энгельсу в те времена. А если мы вспомним, то в Энгельсе криминальные войны порой, гремели еще громче, чем в Саратове.

Если предположить, что заказчиком убийства был все-таки Михаил Лысенко, то, уже находясь под следствием, он бы долго в тюрьме не прожил. Нашелся бы какой-нибудь малолетний урка, который, скажем, на прогулке случайно задел его заточкой, а потом с почетом был бы отправлен на взрослую зону, как герой: отомстил за вора.

Но этого не произошло. Почему? Значит, не за что было убивать. В версию того, что заказчиком был Лысенко, в уголовной среде не поверили и не верят. А видимо, как раз, на это и рассчитывали, как мы полагаем, некоторые «сценаристы» этой версии. Версию запустили через СМИ, о ней узнали. Ну, а дальше, как говорится, «нет тела, нет и дела»: грязную работу сделают уголовники, которые, уничтожив «заказчика» убийства Балаша, уничтожат и главного фигуранта дела. Таков был, по моему мнению, замысел.

Но не срослось.

В эту версию и близко никто не поверил. И самое главное- не поверил уголовный мир.

Почему убили Балаша?

Остается тогда открытым вопрос: «Кто убил Балаша, и кто являлся заказчиком его убийства?».

Сделаем небольшой экскурс в криминальную историю Энгельса, для того, чтобы немного понять, что там происходило и каков был расклад криминальных сил в этом городе.

До 1996 года самым непререкаемым авторитетом в Энгельсе был вор Шота. Но в начале 90-х коронуется в воры в законе Балаш. Одним из его "крестных" был "законник" союзного значения Якутенок. Не последнюю роль в его корпорации сыграл Мужичок, который свел Балаша со многими авторитетами. После коронации Балаша равновесие между ворами в Энгельсе покачнулось.

Балаш был не только коронован, но и поставлен смотрящим в Саратовской области- Якутенок пытался таким образом укрепить позиции славян в Поволжье. В середине 90-х славянские воры, озабоченные возросшим влиянием "пиковых", устроили в Саратове сход, на который съехались три десятка воров со всего Поволжья. Саратов представляли Балаш, Мордаков, Коля Одесский… Сход проходил на одном из островов Волги (по некоторым данным, на Зеленом острове). Радикально настроенные делегаты предлагали начать активную работу по компрометации "пиковых" (иногда их называют «лаврушечники»).

С более умеренных позиций выступал тогда Мордаков. Он предлагал не признавать "пиковых" ворами и вообще их игнорировать.

У нас нет «протокола» на руках, и мы не знаем доподлинно, что там конкретно решила воровская сходка. Но очень скоро, на двух воров- Дато и Ноя, было совершено покушение, и их пытались взорвать, когда они выходили из подъезда одного из домов. От взрыва тогда пострадал лишь Роин Пипия, который был рядом с ними.

А в ноябре 1996 года был убит вор Шота. Вместе с Дато он подъехал к своему дому в Энгельсе и сказал: "Ты поднимайся, я сейчас". Но «сейчас» для Шато стало вечностью: раздалось несколько выстрелов из пистолета.

Тело Шоты самолетом с аэродрома САЗа отправили на его родину в грузинский город Хони.

Если коротко, то заказчиком убийства Шоты был Балаш, а исполнил его заказ Игорь Мутенин (Сапара), близкий друг Балаша и его штатный киллер. Ровно через два года после убийства Шоты, был убит и сам Балаш. И сделал это, его близкий друг Сапара.

Близко знавшие Балашова, рассказывали, что незадолго до смерти его мучили дурные предчувствия, и он говорил в своем окружении, что его должны убить.

Выстрел раздался с той стороны, откуда Балаш меньше всего ждал. Его убил тот самый Сапара.

Убит Балаш был на выходе из дома Нефеда, выстрелом в голову из помпового ружья. За рулем сидел парень по кличе Клаус, а стрелял Сапара.

За убийство Шоты боялся возмездия не только сам его заказчик Балаш. Больше всего этого боялся исполнитель убийства Сапара. А боялся он не мести со стороны «пиковых», а того, что все-таки у Балаша однажды не выдержат нервы и он уничтожит его, Сапару. Последний решил, как говорится, сыграть на опережение…

Вот так, в общих чертах выглядит наша версия убийства Балаша. И повторим, что к ней в криминальной среде относятся не как к версии, а как к факту, не требующему никаких специальных доказательств и экспертиз.

А что же Нефедов? Неужели он добровольно взял на себя убийство вора Балаша, тем самым подписав себе заочно смертный приговор?

Мы располагаем одним интересным документом. Это явка с повинной Нефедова, написанная им в 2008 году.

Нефедов в явке с повинной подробно и собственноручно пишет об обстоятельствах убийства Балаша: кто, когда и как. Никакого Лысенко здесь и близко нет:

«В 1998 году я вынужден был подчиниться требованиям Мутенина Игоря («Сапара») и принять участие в сговоре, организованном Мутениным с целью убить Балашова.

Хочу пояснить, что план убийства разрабатывал Мутенин в котором он отвел мне роль осведомителя факта прибытия Балашова в мой офис. На роль убить Балашова Мутенин назначил Рахима…

Оружие примененное при убийстве Балашова выдал Мутенин. Ткачев и Рахим согласно плану разработанному Мутениным ожидали прибытия Балашова под укрытием моего офиса. По прибытии Балашова в мой офис, подчиняясь требованиям Мутенина обозначенным ранее, я сообщил на пейджер находящийся у Ткачева о прибытии Балашова.

Выезжая из офиса, Балашов попал под перекрестный огонь от стрельбы произведенной Ткачевым и Рахимом.

Хочу пояснить явка с повинной дана добровольна без физического и морального воздействия».

Такой документ. После этих признательных показаний, Нефедов дает на следствии в рамках дела Лысенко уж е совершенно иные показания. «Иные» показания берутся в расчет и им верят. Почему именно им, а не тем, что Нефедов дал в 2008 году?

Что было после убийства Балаша?

После убийства Балаша очень скоро были убиты исполнители его убийства - Сапара и Клаус.

Сапару и его телохранителя по кличке Тайсон расстреляли из автомата во дворе дома N1 по улице Советская в Энгельсе.

Клауса убил Хитрый в одном из гаражей ГСК «Мотор», куда его позвали под благовидным предлогом.

Эти убийства были раскрыты, а несколько человек были осуждены к длительным срокам заключения. Двое - Сочан (Веник) и Веретельников (Хитрый) - получили пожизненный срок.

Получается, что еще живы не просто свидетели тех самых событий, а непосредственные их участники.

Но эхо той криминальной войны, неожиданно докатилось до наших дней. А докатившись, материализовалось в так называемое «дело Лысенко». И мэр процветающего города в одночасье стал и бандитом, и заказчиком убийства.

В основу этого дела, как я сказал уже выше, легли два мифа.

Если это так, а в этом нет никаких сомнений, то может ли быть осужден человек, на основании неких мифов, а не фактов?

 

www.за-свободу-лысенко.com

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS