Logo

НА РОДИНЕ БЫВШЕГО

В последнее время губернатора одолевала неотвязчивая мысль. Чтобы он не делал, ему казалось, что предыдущий губернатор сделал бы лучше. А ведь так хотелось, чтобы все было хорошо, чтобы потом потомки вспоминали хорошим словом и не называли Павлином. И ни сколько он на эту гадкую птицу не похож. Разве, что ходит гордо. Но это он еще со школьной скамьи помнит, что человек – это звучит гордо. И ему нисколько не мучительно больно за прожитые годы. Они прожиты не бесцельно. Только кто это сказал?

Губернатор пригласил в кабинет своего личного пресс-секретаря. Она вошла в кабинет, никак не решалась пройти к столу губернатора. Она была в клетчатой юбке и чем-то напоминала шотландца. 

- Ты ведь у меня должна все знать? – Напомнил губернатор пресс-секретарю ее обязанности. – Вот и ответь мне на такой вопрос. – Он хотел спросить про бесцельно прожитые годы, но почему-то не решился. Решил, что найдет ответ в учебнике по литературе. И спросил о том, что мучило его в последнее время.
- Ты не знаешь, - Губернатор внимательно смотрел на клетчатую юбку пресс – секретаря, - Как часто приезжает на родину бывший губернатор нашей области? Хочу узнать, как к нему люди сегодня относятся?
- Хорошо относятся, - Не стала врать пресс-секретарь. – Мне про это рассказывали.
- Ну и ты мне расскажи. – Поторопил губернатор. – Ты что стоишь, проходи, садись, в ногах правды нет.
- Да я как – то так привыкла. – Не хотела задерживаться кабинете губернатора пресс – секретарь. – Но раз вы просите. – Она присела с краюшка стола, поправила клетчатую юбку. – Недавно у меня была редактор районной газеты с родины бывшего. Она на днях была в его родовом имении.
- У него даже родовое имение имеется? – Удивился губернатор.
- У вас же тоже под Москвой есть имение. – Тоже удивилась пресс – секретарь.
- У меня же не родовое. – Развел руками губернатор. – Я купил себе усадьбу. Да ладно про усадьбу. Скажи, что он там делает.
- Отдыхает. – Пресс-секретарь улыбнулась. – Мне рассказывали, по утрам он выходит из калитки и садится возле своего дома на лавочку. К нему со всей деревни мужики приходят.
- А зачем, интересно? – Губернатора разбирало любопытство.
- Кто – то про жизнь спрашивает. – Пресс – секретарь говорила уверенно. – Кто – то про Москву. А кому – то деньги на похмелье нужны. Просят они у него на бутылку.
- Дает? – Не удержался от вопроса губернатор.
- Знаете, - Засмеялась пресс – секретарь, - Здесь такая очень интересная ситуация. Вот подходит к нему алкаш и говорит: «Здорово, господин губернатор! Дай стольник на похмелье». Он смеется, достает из кармана сорок рублей и подает алкашу. Алкаш возмущается и говорит: «Обижаешь, господин губернатор. Я стольник просил». А тот смеется и отвечает: «А меня ты не проведешь. Ты у соседки самогон по сорок рублей покупаешь. Так что бери и иди похмеляться». Алкаш смеется, берет деньги и говорит: «Хорошо, губернатор. Шестьдесят рублей будешь должен. Вечером зайду». Губернатор опять смеется и говорит: «Ладно, приходи вечером. Дам тебе еще сорок рублей».
- А почему ты его зовешь губернатором? – Обиделся губернатор. – Он же давно уже не губернатор. – Губернатор не скрывал обиды. – Мне это неприятно.
- Я, - Не знала, что ответить пресс – секретарь. И тут ее осенило. – Я говорю на американский манер. 
- Какой это еще американский манер? – Не понял губернатор.
- У них принято президентов, - Вспоминала пресс – секретарь, - Сколько бы он не прожил после службы, называть президентом. Они вечные президенты.
- Но мы ведь не президенты, - Не понимал губернатор, - Мы - губернаторы. Первые, вторые, Васе равно губернаторы. – Задумался и посмотрел на пресс – секретаря. – Жаль, что я не первый. – Еще раз посмотрел на секретаря. – А ты не помнишь, кто первый губернатор?
- Вас же всего двое. – Удивилась пресс – секретарь. – Так что решайте, кто из вас первый.
- Да, не я. – Обида звучала в голосе губернатора. Вдруг он повеселел. – А давай съездим на Рожину бывшего. Посмотрим, как там крестьяне живут. – Задумался. – Интересно, как они второго губернатора встретят? – Резко скомандовал. – Все! Поехали!

Губернатор почти побежал с третьего этажа здания, где находился его губернаторский кабинет. Пресс – секретарь еле поспевала за ним. Неожиданно одна из пуговиц ее клетчатой пуговицы расстегнулась, она остановилась и торопливо начала застегивать пуговицу. Пресс – секретарь никак не могла попасть в застежку, нервничала. И не случайно. Губернатор резко остановился.
- Ты что там копаешься? – Закричал губернатор. – Мне некогда. – Он присмотрелся, увидел, что пыталась сделать женщина, вернулся. Он подошел к пресс – секретарю, присел возле нее на корточки. Она тоже неожиданно присела, голые коленки уткнулись в лицо губернатора. Губернатор отвернулся и в таком положении начал искать пуговицу, но никак не мог ее найти и шарил своими уже вспотевшими руками по ногам пресс – секретаря выше колен. Она терпеливо ждала. Руки его поднимались все выше и выше.
- Не туда. – Наконец прошептала пресс – секретарь. Губернатор начал опускать руки вдоль ног женщины. – Пуговица не на ногах, а на юбке. – Еще раз прошептала пресс – секретарь. Губернатор, наконец, нашел пуговицу, с трудом ее застегнул, с его носа на ногу пресс – секретаря упала капелька пота. Он тяжело вздохнул и поднялся, вновь побежал вниз по лестнице. 
- Догоняй! – Крикнул на ходу губернатор. Теперь пресс – секретарь не спешила и тщательно придерживала юбку. Юбка была на месте.
Через несколько минут они сидели в служебной машине губернатора. Новенький черного цвета «Мерседес» рванул с места и уже через минуту набрал крейсерскую скорость. Как на зло, все светофоры сияли красным, но шофер не сбавлял скорость. На одном из перекрестков улицы имени Ленина автомобиль чуть не сшиб пожилую женщину, та еле успела отскочить. А когда машина губернатора проехала мимо, женщина села прямо на асфальт посреди улицы, носящей имя вождя пролетариата, и заплакала. Губернатор не выдержал и сматерился. 
- Не видит что ли, - Зло сказал он, - Что губернатор едет?
- Она же пожилая женщина. – Не выдержала и заступилась за пешехода пресс – секретарь. – Можно было и пропустить.
- Одну пропустишь, - Заметил губернатор, - Потом другие попросятся. Им тоже надо будет уступать. - Тронул за плечо личного водителя. – Ты усадьбу бывшего губернатора знаешь? – Шофер кивнул головой. Губернатор понял и пояснил. – Мы туда едем.
Выезжали за город. Губернатор повернул голову налево, заметил следы пожарища.
- А это что такое? – Спросил он пресс – секретаря.
- Оптовая база сгорела. – Пояснила та. – Уже несколько месяцев назад. – Поинтересовалась. – А вы что, не знали?
- А кто мне об этом должен был доложить? – Спросил губернатор.
- Наверное, министр экономики и торговли. – Предположила пресс – секретарь. – Это его круг вопросов.
- А у нас такой есть? – Засомневался губернатор. – Вот министра по экономике, высокий такой, очки иногда носит, помню. А вот министра по торговле – не помню.
- Да он в одном лице. – Уточнила пресс – секретарь. – И экономист, и торговый работник.
- Умный, наверное? – Поинтересовался губернатор. – Все знает? – Все же упрекнул. – Но о сгоревшей оптовой базе не доложил. Когда вернемся назад, - Попросил пресс – секретаря, - Скажи ему, чтобы зашел. Я – то с ним поговорить забуду.
По трассе проехали километров двадцать. На развилке дорог стояли знаки. По одному из них определили, что до родины бывшего губернатора осталось 119 километров.
- А далеко он живет. – Заметил губернатор. Пожалел. – Трудно ему, наверное, каждый день до работы добираться.
- Он же в Москве живет. – Напомнила пресс – секретарь. – А к себе в усадьбу только отдыхать приезжает.
- А, - вплеснул руками губернатор, - Я и забыл, что я теперь губернатор. – Поторопил шофера. – Давай, быстрей. Время жалко.
- Я и так под сто пятьдесят иду. – Обиделся шофер. – Вот недавно опять авария была.
- Дедюшко разбился. – Уточнил губернатор. – Я по телевизору смотрел. Осторожнее надо быть. Вот моя дочь. – Хотел пооткровенничать губернатор, но тут же замолчал. Пресс – секретарь не стала лезть в губернаторскую душу. Он что – то и так неважно себя чувствовал.
Справа и слева были пустующие поля. Когда отъехали от развилки дорог, стали реже попадаться машины.
- Что – то народу меньше стало. – Заметил губернатор. – Дальше поедем, может быть, вообще никого не встретим. – Обратился к пресс – секретарю. – Ты как думаешь?
- Народ везде есть. – Ответила пресс – секретарь и поправила свою клетчатую юбку. Она только сейчас заметила, что неудобно примостилась на заднем сиденье «Мерседеса». – Бывший губернатор всегда ездит и с кем – то общается.
- А ты откуда знаешь? – Настороженно спросил губернатор. – С ним тоже в его усадьбу ездила.
- Нет, не ездила. – Твердо заявила пресс – секретарь. Уточнила. – Иначе бы он в усадьбу не ездил. Значит, там народ есть. А бывший любил с народом пообщаться.
- Я тоже люблю пообщаться. – Покачал головой и пожалел. – Только у меня подарков мало. – Посмотрел на юбку пресс – секретаря, потом заглянул ей в глаза. – А ты деньги с собой взяла?
- Я всегда с собой ношу деньги. – Удивилась пресс – секретарь. – Только зачем они мне сейчас?
- Местные алкаши ко мне тоже подойти могут. – Предположил губернатор. – Я ведь им тоже деньги должен дать.
- Не расстраивайтесь. – Вдруг вступил в разговор личный водитель. – Найдем мы им сорок рублей.
- А ты откуда знаешь, что бывший дает им по сорок рублей? – Удивился губернатор.
- Да об этом все правительство знает. – Тоже удивился шофер. Быстро добавил. – А вот за поворотом будет усадьба бывшего.
- Останови. – Приказал губернатор водителю. Повернулся к пресс – секретарю, опять посмотрел на ее клетчатую юбку. – Может, пешком дойдем, чтобы незаметней было. Как – то неудобно получится, скажут, что подглядывать за бывшим.
- Нет, - Твердо заявила пресс – секретарь. – Я пешком не пойду. У меня каблуки, как шпильки. И очень высокие. – Она высоко приподняла юбку и добавила. – И юбка у меня не для деревни. 
- А какая должна быть юбка для деревни? – Удивился губернатор. – У тебя приличная юбка. Такие шотландцы носят. – Уверенно добавил. – Я в кино такие видел.
- Врут в кино. – Тоже уверенно возразила пресс секретарь. – Да и шотландцы такие юбки уже не носят. – Немного засомневалась в своих словах. – Разве что на праздники.
- Ладно. – Согласился губернатор. Тронул за плечо шофера. – Поехали. Ты знаешь, где усадьба бывшего губернатора? – Губернатор все еще сомневался. – Только близко не подъезжай. Так, где – нибудь с краюшку остановись.
Шофер безошибочно нашел усадьбу бывшего губернатора. Не доехал метров пятьдесят. Губернатор первым вышел из машины, подал руку пресс – секретарю, помог выйти. Оглядел женщину с ног до головы, чуть выше колен заметил складку на клетчатой юбке. Он поплевал на ладонь правой руки, расправил складку, молча подал пресс – секретарю сигнал следовать за ним. Он шел по улице, озирался по сторонам. Улица была пуста. Из подворотни соседнего дома выскочила темно – красная курица, побежала к усадьбе бывшего губернатора. Курица остановилась возле ворот, пошла вдоль забора, собирая что – то по дороге.
- А где алкаши? – Спросил губернатор у пресс-секретаря. – Что – то никого не видно. Может, зря приехали?
- Сейчас появятся. – Уверенно заявила пресс-секретарь. - Надо пождать.
Пресс – секретарь первой добралась до усадьбы бывшего губернатора. Возле ворот была пристроена невысокая широкая лавочка, покрашенная в зеленый цвет. Пресс – секретарь присела на лавочку, пригласила присесть губернатора. Губернатор присел, нетерпеливо озирался по сторонам.
- Что – то не идут. – Еле слышно произнес губернатор. Опять повторил. – Может, зря приехали?
- Сейчас придут. – Еще раз уверенно заявила пресс – секретарь. Она заметила, как в соседнем доме колыхнулась занавеска, мелькнула бородатая голова.
Через несколько минут к ним подошли два мужика. Один был седой головой и с бородой. Борода тоже была седой, но с синеватыми оттенками. Второй помоложе с гаечным ключом в руке.
- В гости приехали? – Спросил бородатый.
- А дома никого нет. – Добавил тот, что с гаечным ключом. 
- Не скоро сосед – то приедет. – Опять заговорил седой. Внимательно посмотрел на губернатора. – Я тебя где – то видел. Наверное, ты хороший человек.
- Очень хороший. – Заверил губернатор. – А где сосед – то?
- А где ему быть? – Удивился тот, что с гаечным ключом. – В Москве. – Несколько раз махнул гаечным ключом, добавил сокрушенно. – Беда, не скоро приедет.
- А что случилось? – Поинтересовался губернатор.
- С похмелья мы. – Признался бородатый. – А сосед, когда мы с похмелья сто рублей давал.
- Сто рублей утром, - Добавил с гаечным ключом, - Сто рублей вечером. – Внимательно посмотрел на губернатора. – Может быть вы тоже, того…
- Пятьдесят рублей дам. – Твердо сказал губернатор. – У вас самогон по сорок рублей продают. – Губернатор повернулся к пресс – секретарю. – Дай пятьдесят рублей, я тебе верну, приедем на работу.
Пресс – секретарь порылась в своей сумочке, нашла пятидесятирублевую бумажку, подала губернатору. Губернатор осторожно взял купюру, повернул ее на свет, внимательно оглядел.
- Настоящая. – Сказал губернатор. Протянул денежку бородатому.
- А на вечер? – Напомнил тот, что с гаечным ключом. Губернатор опять повернулся к пресс – секретарю. Пообещал. – Я тебе обязательно верну. 
Пресс – секретарь вроде бы поверила, на этот раз достала из сумочки пять бумажек по десять рублей. Бородатый взял деньги, поклонился, даже снял кепку. 
Губернатор молча сидел на лавочке. Уезжать не хотелось. Пресс – секретарь его не торопила и думала о чем – то своем.
- Поехали. – Наконец произнес губернатор, поднялся с лавки и они пошли в сторону машины. Впереди губернатор, следом за ним пресс - секретарь. Неожиданно губернатор остановился, взял за руку пресс – секретаря. 
– А я местным алкашам больше денег дал, чем бывший губернатор. – Гордо сказал губернатор.
Пресс – секретарь не спорила.
Конечно, больше!

г. Саратов, июль, 2009 год

All rights reserved.