Рейтинг: 3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Ситуация вокруг скандального банкротства холдинга «Солнечные продукты» и прочих активов известного бизнес-деятеля Владислава Бурова, не случайно получила такой широкий резонанс. Похоже, это банкротство все больше становится примером того, как делать никогда не стоит. В конце концов, удачно проворачивать под маской банкротных процессов свои теневые схемы, активно выводить имущество себе в карман и всегда выходить сухим из воды, можно лишь до определенного времени – все тайное потом все равно станет явным. Тем более, если ты привык без зазрения совести нарушать любые договоренности (главное, чтобы самому было выгодно), кидать всех – кредиторов, своих сотрудников, да и просто всех тех, кто тебе когда доверял.

     Кому «премии» за разорение?

Так, теперь вдруг выясняется, что ООО «Торговый дом «Солнечные продукты» - одна из головных организаций одноименного холдинга – незадолго до банкротства вдруг стало массово распродавать престижные автомобили. На это обратил внимание конкурсный управляющий Андрей Тулькин, изучив полученные по запросу документы из ГИБДД. Из них следовало, что в конце 2018 года торговый дом успел распродать почти полтора десятка BMW 520 – элитных машин бизнес-класса. Плюс тоже далеко не бюджетные Volkswagen Passat, Toyota Highlander, Cadillac Escalade и т.д. Это настораживало само по себе – зачем накануне банкротства своего детища так активно стараться отобрать и распихать по каким-то углам и карманам принадлежащее ему имущество. Впрочем, зачем и для чего – это как раз понятно. Вопрос скорее в том, почему с самого начала этим не заинтересовались должным образом контролирующие органы.

Тем более, что Буров-старший как самый очевидный главный бенефициар происходящего, здесь явно очень торопился. Машины такого уровня реализовывались буквально по бросовой цене – как правило, не более 100 тысяч рублей за каждую.  В ряде случаев в качестве третьих лиц в сделках фигурировал как Максим Буров, сын Владислава Бурова, так и бывший гендиректор ООО «Торговый дом «Солнечные продукты» Олег Подгорный, другие сотрудники предприятия… То есть интересантов никто особо даже не скрывал.  И со стороны такая раздача машин выглядела, как своеобразное премирование особо отличившихся. Но за какие такие «успехи» и особые заслуги эти премии, если все это происходило – подчеркнем – буквально накануне того, как компания официально начала банкротиться? Повод серьезно задуматься.  А учитывая, что Буров явно не из тех людей, которые что-то делают в ущерб себе, он наверняка рассчитывал впоследствии вернуть с этих же «покупателей» свой «профит».

Естественно, конкурсный управляющий Тулькин сразу обратился в арбитражный суд, потребовав признать все эти сделки по продаже автомобилей недействительными. Судя по картотеке арбитражных дел, всего смогли выявить более 30 таких, очень спорных (скажем мягко) с точки зрения закона продаж.

     За пределами разума, или Что невольно подтвердила судья

На судебных процессах доходило до смешного. Основной вид деятельности ООО «Торговый дом «Солнечные продукты» - это, как известно, производство маргариновой продукции. В дополнительных - производство приправ, пряностей, масел и жиров, детского и диетического питания; оптовая торговля пищевыми маслами, жирами, продуктами, напитками, табачными изделиями и даже туалетным и хозяйственным мылом. Наконец – значатся там и работы в области компьютерных и информационных технологий, консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления. Тем не менее, в суде представители ответчика упорно настаивали на том, что упомянутая спешная распродажа внедорожников есть ни что иное как «обычная хозяйственная деятельность» «Солнечных продуктов» и значит (в соответствии с п.2 ст. 61.4 Закона о банкротстве) она не должна оспариваться как подозрительные сделки должника.  Да, это противоречило любому здравому смыслу; да, такие заявления больше похоже на хватание за последнюю соломинку, чем на реальные доводы. Но, после того как вся эта буровская затея была раскрыта, у всей этой компании ничего иного, похоже, не оставалось.

А вот теперь самое интересное. В процессе оспаривания сделок была проведена судебная оценочная экспертиза, эксперты должны были определить рыночную стоимость злополучных автомобилей – подчеркнем - на момент их продажи. Результаты экспертизы поразили, кажется всех.  Оказалось, что рыночная стоимость машин на тот момент была минимум в 7-8 раз больше стоимости их же продажи. Это просто не укладывается в голове! Например, роскошный внедорожник Cadillac GMT926, «ушедший» в 2018 году некому жителю Москвы за 100 тысяч рублей, по данным экспертизы, на тот момент стоил все 950 тысяч.  По крайней мере, одну из BMW 520 тогда же за ту же сумму приобрел некий Буров Ю.В. – при том, что именно эта машина (опять-таки, если верить экспертизе) тогда, на момент покупки, стоила почти в 9 раз дороже - не менее 890 тысяч. У другой машины той же модели реальная рыночная цена составляла и того выше -  964,4 тыс рублей. Роскошный кроссовер Toyota Highlander мог быть продан за 860 тысяч, а не опять-таки за 100. И это только несколько примеров. 

 «Каких-либо экономических и иных разумных оснований для совершения оспариваемой сделки по продажи имущества по заниженной почти в 10 раз стоимости не имелось. Продажа транспортного средства в столь заниженном размере не может являться обычной для деятельности ООО «Торговый дом «Солнечные продукты», как организации, целью которой является извлечение прибыли», - подчеркивает судья Маргарита Волкова в своем определении от 28 февраля 2022 года, по сути, подтверждая, что речь может вестись о преднамеренности банкротства «СолПро». 

     И снова кинули «по-буровски»

Примечательно, что часть злополучных сделок (примерно половину) арбитражный суд, несмотря ни на что, недействительными, так и не признал. Дело в том, что пока шли разбирательства, покупатели этих авто вдруг начали выплачивать ООО «Торговый дом «Солнечные продукты» разницу между рыночной стоимостью и ценой их первоначальной покупки, но не все. В результате конкурсная масса ООО «Торговый дом «Солнечные продукты» уже пополнилась на несколько миллионов рублей, что уже само по себе неплохо. Однако это, естественно, вызвало новые вопросы: если таким образом Буров-старший решил вдруг таким образом компенсировать своим людям хотя бы часть проблем, которые сам же и создал – то почему не всем? Почему остальные вынуждены сами разбираться с тем, как вернуть машины,  когда-то им подаренные, а теперь отобранные? Неужели Буров и здесь смог, говоря привычным ему же языком, снова развести и кинуть тех, кто ему когда-то верил, служил и так или иначе работал на него?

Другими словам, вероятнее всего, главные сюрпризы в делах о банкротстве «Солнечных продуктов» еще впереди.

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить